Сайт Бориса Турчинского

Б.Турчинский «По Красной площади с оркестром»

Оркестр Армии обороны Израиля



Борис Турчинский

          ПО КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ С ОРКЕСТРОМ!

 

     Чем отличается оркестр Армии обороны Израиля от десятков и сотен аналогичных оркестров других армий мира? Главным образом тем, что это один из немногих в мире музыкальных военных коллективов – если не единственный, - где все оркестранты – солдаты срочной службы.

 

Как-то в Тель-Авиве побывал в гостях оркестр Болгарской армии. Исполняя свои национальные марши, стройно шагая, прошлись колонной по залу и поднялись на сцену солидные мужчины в яркой форме.

Солидные мужчины. Вот именно! На знаменитом московском Международном фестивале военных духовых оркестров «Спасская башня» (2009г.) можно было легко заметить: практически, все военные оркестры – из России, Германии, Италии, Франции и других стран состоят из музыкантов лет от тридцати до пятидесяти.

В военных оркестрах служат сверхсрочники - а вернее, даже  не служат, а работают по контракту. Далеко за примерами ходить не надо - взять хотя бы структуру российских военных оркестров. В ведущих военных коллективах Российской Федерации – таких, как оркестр Министерства Обороны, - каждый исполнитель, хорошо подготовленный и тщательно отобранный, может быть солистом любого симфонического или оперного оркестра. Но эти музыканты  служат в военном оркестре продолжительное время, иногда до 25 лет. Это их работа, и за нее они получают зарплату.

                                           А ЧТО У НАС? 

 

             Наши мальчики и девочки приходят в армию по призыву военкоматов на свои положенные 2-3 года.

В Москве, на фестивале, это всех немало удивило. Везде и всех удивляет, что израильский военный оркестр на сто процентов состоит из срочников. Каждый год в оркестре происходит ротация, чуть ли не половину оркестра приходится менять. Каждый год, а то и полгода, главному дирижеру приходится многое начинать с начала. В этом уникальность оркестра: он всегда в обновленном виде, в нем нет ничего застоявшегося и закостенелого.

Быстро пролетают годы срочной службы, и затем, как в песне поется: «Уносить свои гитары им придется все равно».

           Эти оркестранты умеют играть абсолютно все – от маршей до рока. Они - разноплановые молодые солдаты-виртуозы. Сколько же талантов тут проходит каждые полгода-год! О чем это говорит? - Военный оркестр Израиля, единственный военный оркестр в стране, он же – Правительственный церемониальный, - вместилище и кузница необыкновенных талантов!

 

                    … мне доверена песня – оружье мое

 

 А кстати, где хранятся инструменты музыкантов оркестра Армии обороны

  Израиля? - Там же, где и оружие любого израильского солдата: не в пирамиде, не в арсенале, не на складе – а при себе. С инструментами солдаты приезжают на службу, с инструментами уезжают… «…Как солдату ружье, мне доверена песня – оружье мое…»

 Вообще, если быть совсем уж точным, то святая святых оркестра –  это кабинет главного дирижера. Здесь зарождается  все то, с чем оркестр выходит на церемонии государственного уровня, с чем он вышел на главную площадь России, будучи приглашенным на Всемирный военный музыкальный фестиваль.

Простая скромная комната, со старомодной крашеной, раздражающе примитивной железной дверью. Израильская жара здесь оборачивается другой крайностью – неуютно дует от кондиционера. О своей деятельности в этой комнате подполковник Яаран говорит так же просто: «Прихожу утром на работу, как все. Как все, отмечаю электронной карточкой свой приход… И жду в этих стенах окончания рабочего дня».

Он лукавит, шутит. Вы видели в московских новостях сюжет, показанный потом по всем телеканалам, – о том, с каким успехом выступил оркестр Армии обороны Израиля в программе фестиваля "Спасская башня-2009"? Этот успех, распространившийся по всей самой большой, самой заметной и действительно «красной» площади России, а с нее – по телеканалам на весь мир, начинался  здесь, в этой тесноватой комнатке.

Он, этот всемирный успех, рождался и ковался именно здесь, во дворе, на крошечном плацу, условно ставшем на время «Красной площадью». Здесь будущий успех был задуман, в деталях просчитан, до мелочей расписан и до совершенства отрепетирован именно этим  шутливо говорящим о работе человеком. Человеком государственного, а вернее -  межгосударственного уровня в рамках его "обычного", как он говорит, рабочего дня - с восьми до пяти.

 

 

                      БЕССАРАБИЯ—ОДЕССА—ИЗРАИЛЬ

                 По  рождению и природной сущности своей, как сам о себе говорит Михаэл, он - простой  местечковый еврей из Бессарабии, игравший военные марши во время  срочной службы в Одессе. Но наберите в YouTube «Оркестр Армии обороны Израиля» (например, вот: http://www.youtube.com/watch?v=X0ChWsmC-nQ&NR=1) -

и вы увидите, как  Михаэл в прямом смысле слова четко «построил» и  расчертил российскую Красную площадь. 

В этой простой комнате, где рождаются идеи дирижера, хранятся бесценные вещи. Многочисленные  музыкальные диски, в том числе – гимны всех стран: ведь оркестр государственный, церемониальный. Хороший музыкальный центр с великолепным звуком, чтобы их прослушивать.

      Все здесь держится на его инициативах, идеях и воплощениях. На любой  из вопросов: кто вам, ребята, это  поставил? кто задумал? кто это  с вами отрепетировал? кто занимается с вами – не только музыкальной, но и строевой подготовкой? – молодые солдаты непременно и с удивлением ответят: «Ну, как кто? Конечно, он, главный дирижер, подполковник Яаран!» 

 

                      ТА САМАЯ  ШАРВИТАНИТ. 

 

 

Обычно в оркестре 60 человек. И мальчиков, и девочек примерно поровну.

Как происходит отбор? Очень просто. Каждый из претендентов служить не без опаски заходит в кабинет главного дирижера, и убеждает его, что достоин быть членом коллектива. Вот и все. Убеждает не словами, конечно, а силой своего музыкального таланта, т.е. безупречным владением музыкальным инструментом.

Слушают ребят многие. Но решающее слово за главным дирижером. И потом все, что мы увидим в сюжетах теленовостей об официальных встречах глав государств и правительств, на парадах и концертах, все, что понравится и не понравится – за все это спасибо - ему. И спрос, впрочем, тоже с него.

По внешнему виду, за красивые глаза, тут не отбирают.

Хотя так получилось, что на «Спасской башне» в Москве строй возглавляла девочка-шарнитонит, (так называется на иврите тамбурмажор) такая красивая, что все телеоператоры все время старались заснять ее поближе! К слову, это Ширли Фрумкин, и она уже закончила службу…

.

Если исполнительница будет прекрасно выглядеть, но плохо играть, то « А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь»! Обратите внимание, если будете смотреть выступление оркестра в YouTube: музыканты очень разного роста, есть одна девочка просто крошечная - но как она играет! И оркестр построен на плацу так, что разница в росте почти незаметна. Да и не на это, скорее всего, обращает внимание слушатель - он увлечен музыкой.

Главное тут качество кадров. И кому оркестр обязан качеством? В основном и главным образом только ему, своему наставнику.

 

 

 

                - Всем запомнилось, когда Ваши ребята приседали и поднимались с тубами во время исполнения «Хава нагила» на Красной площади…  

 

 

Подполковник Яаран улыбается. Заметили его идею…

У них на плацу, дома, в раструбе старой тубы, посажены цветы. Мне как-то рассказывал один ракетчик, что цветы у них в дивизионе сажали в отработавшие свое, похожие на горшки сопла  двигателей стратегических ракет. Неистребима тяга человека к красоте, он старается поселить ее в любой железке. Мечи перековываются не только на орала, но и на банальные цветочные вазы. Соорудить вместилище красоты можно, оказывается, и из реактивного двигателя ракеты, и из военной трубы, что когда-то была призвана звать в поход.

- Сейчас у меня есть хорошая девочка-тубистка. А в прошлом году не было тубиста среди призывников. Дефицитная специальность.

Вот как интересно получается. Этот человек – главный дирижер – абсолютно все здесь решает, но и он в полной зависимости от того, кто к нему приходит проэкзаменоваться. А если не придет нужный исполнитель?..

Помогает тесный контакт с дирижерами детских оркестров. В Израиле очень развита детская духовая музыка, в основном эти оркестры базируются при муниципальных консерваториях (консерватории в Израильской системе музыкального образования - это обучение детей музыке в возрасте от 8  до 18 лет, в зависимости от выбранного инструмента). Исполнительский уровень этих коллективов довольно высокий. Взять, к примеру, оркестр из консерватории Петах-Тиква (дирижер Михаил Дельман): оркестр лауреат многих престижных международных фестивалей и конкурсов, им записано 4 диска. Или оркестры Кфар-Сабы  (дирижер Офер Эйн-Абар), оркестр из Натании (дирижер Моти Мирон) и другие. Все они - хорошие знакомые Михаэля Яарана, и это - потенциал. Иной раз позвонит кто-то из таких коллег: «Ты знаешь, у меня есть для тебя в этом году хороший баритонист». Или: «Придет к тебе на прослушивание из нашего оркестра трубач». Однако все равно эти ребята приходят в оркестр не просто так – сами по себе или по чьей-то рекомендации. Прежде их призывают на воинскую службу.

Надо еще заметить, что оркестр часто устраивает совместные выступления с различными юношескими и детскими оркестрами страны. Это дает юным оркестрантам дополнительный импульс к занятиям на инструменте. Все хотят быть похожими на военных музыкантов, все хотят в будущем играть в этом коллективе.

            Репертуар концертных выступлений оркестра разнообразен и обширен, тут и серьезные произведения, и песни израильских композиторов.
В составе оркестра есть инструментальная группа и вокалисты: ведь оркестр дает много концертов для воинов израильской армии, а эта аудитория хочет слушать современные песни. Недавно оркестром записан диск.  Среди записанных произведений – фрагмены из "Вестсайдской истории" Л.Бернстайна, марш «Акумта» («десантные береты») израильского композитора Б.Пиговата, концерт для кларнета с оркестром А.Шоу (солист О.Толедано), марш «Парад победителей» челябинского композитора В.Ошерова, «Американец в Париже» Д.Гершвина, Вальс к драме «Маскарад» А.Хачатуряна… Всего 19 произведений.
            Отбирает своих музыкантов М.Яарон очень придирчиво. Он их воспитывает. С ними он выходит потом на Красную площадь, на 50-ю Авеню в Нью-Йорке или к ковровой дорожке у трапа правительственного самолета в аэропорту Бен-Гурион. И уровень должен быть соответствующий!

 

                Школа русская – школа прусская

 

        Русская школа военной строевой выучки – это, по сути, прусская школа. У израильских солдат в строю руки прямые, а  это школа английская. Израильские ребята ходят примерно так, как гвардейцы ее королевского величества в моменты смены дворцового караула в Лондоне.

В России и в большинстве постсоветских армий, наоборот, присутствует отмашка согнутой руки, а ноги прямые. Тело - вперед. Строевой ритм – 120 шагов в минуту. В израильской армии – 108. Намного спокойнее. Едва ли не «в темпе вальса» дефилирует израильский строй.

В отличие от других армий мира, в израильской армии нет большого акцента на строевую подготовку. Тут главное - боевая учеба, военная техника: танки, корабли и самолеты, пограничники, борьба с террором. А «ямин-смоль» (левой, правой, ать-два!) – на втором месте, и поэтому, чтобы пройти по Красной площади, пришлось серьезно готовиться. «Кровавый» был месяц август. Кровь, «выпитая из дирижера и солдат», и слезы девочек-солдаток. Во всем мире «солдатка» - это жена солдата, и только в израильской армии, как известно, это сам солдат.

Строевая подготовка у церемониального оркестра, конечно, есть и без того. Но для Москвы готовились специально и готовили специальную программу. Смотрелись наши ребята очень красиво.

На вопрос, кто готовил их, кто командовал, любой в оркестре вновь только усмехнется: ну, кто? Конечно, он! Главный дирижер, подполковник Яаран.

33 года он в израильской армии.

Помнит ли он что-то из опыта армии советской? Помнит. Но того знания тут почти не применить, тут все совсем по-другому.

 

 

              

                                 Фестиваль «Спасская башня» 2009

В этой главе, продолжающей повествование о том, как здорово шли наши ребята-военные оркестранты по Красной площади, по московским улицам, как играли в московских садах и парках, собирая множество благодарных слушателей, не будет  избитого заголовка вроде «По главной улице с оркестром» или «В городском саду играет…». Потому что речь о музыке, а музыка не терпит банальности. Она всегда исподволь дарит новые идеи, новые открытия. Музыка – всегда нова!

На фестивале «Спасская башня» россияне узнали и открыли для себя Оркестр армии обороны Израиля и принимали этих ребят и девушек не просто  как замечательных музыкантов, но и как посланцев маленькой страны, армия которой стоит на переднем крае борьбы с терроризмом.

В Москве, тоже познавшей, что такое взрывы, отношение к Израилю и его военным сегодня не такое, каким было еще год или два назад. «Шалом вам, наши дорогие израильские друзья!» - объявил диктор. И это было сказано с большим и искренним чувством.

А что ж Москва для этих молодых израильских ребят?

Москва… Ну, Москва и Москва. Честно говоря, не так уж много в этом «звуке для сердца израильского слилось» и, прямо скажем, почти ничего в нем не отозвалось. Возможно, самую малость. Мало ли мостовых в мире, по которым эти ребята  чеканили шаг. Так же точно шли они по Нью-Йорку, даже еще более бравурно, потому что их неистово приветствовала тамошняя еврейская община, а в одном лишь этом городе евреев проживает больше, чем во всем Израиле.

Что для этих ребят Москва?.. А для него, для их командира?..

Дело в том, что Михаэл Яаран в свое время был советским солдатом и носил на фуражке такую же красную звезду, как и на Спасской башне Кремля, именем которой назван фестиваль. Для всех нас, кого в Израиле называют русскими, Москва и ее Красная площадь - это было, есть и будет нечто особенное. Кстати, службу Михаил проходил в самом лучшем, на то время, оркестре Одесского военного округа. Коллективом  руководил талантливый армейский дирижер Леонид Салик, заслуженный артист Украины, ныне пенсионер. Мог ли он предположить тогда, в 1960-е, что когда-нибудь выведет свой еврейский оркестр «пред стены» Кремля! Об этом он говорит с большой гордостью.

Для него, в отличие от многих его ребят-израильтян, та поездка в Москву была совершенно необыкновенной. Почему? А разве непонятно без всяких объяснений? Как он сам выражается, для него это было даже завершением некоего жизненного цикла. Триумфальным завершением.

 

 

                            Не надувая щек

 

Подполковник Яаран получил в Кремле медаль. Показывает он ее с большой гордостью, но говорит о награде спокойно. С ним лично захотел побеседовать сам премьер министр РФ В.В. Путин. Яаран был единственным иностранным руководителем оркестра, говорившим по-русски. Дирижер рассказывает об этом просто и по-деловому, не хвастаясь. Так сказать, не надувая щек. Как говорят в Одессе, где он служил, «Вы будете смеяться с нашей истории, но если вы «хочете» правды», - это она: духовики никогда не надувают щек.

Иногда встретишь в рассказах о музыкантах духовых оркестров такую интересную, дилетантскую фразу, мол, оркестранты играют, старательно надувая щеки. Так вот, как раз надувать щеки исполнителю на духовых музыкальных инструментах не положено!

 

 

            "До первой звезды нельзя!"

 

Каждый вечер в дни фестиваля на Красной площади собиралось до 20 тысяч гостей, и каждый вечер звучали овации.

Здесь был один момент, в котором нас запутало московское телевидение. Он так и остался непонятным, и хорошо, что нам его прояснил подполковник Яаран.

Была суббота. Ожидая выход оркестра Армии обороны Израиля на Красную площадь, московский корреспондент сказал, что по иудейскому религиозному закону игра на музыкальных инструментах в субботу запрещена, и площадь с волнением ждала – выйдут или не выйдут израильтяне… «И когда они все же вышли…», - прозвучала пафосная фраза корреспондента…

Как будто одолжение Москве сделали. Как будто нарушили законы веры отцов.

У меня лично после просмотра того сюжета по телевидению остался большой-большой вопрос. Если знали, что придется выступать в субботу, то зачем приехали? А если все же нарушили субботу, к чему тогда были волнения – выходить-не выходить?

Главный дирижер все прояснил.

Субботу никто нарушать не собирался и не нарушил. Оркестр войска еврейского государства и в этом был на высоте. Соблюдение Святой субботы в израильской армии – это приказ. Поэтому в вечер исхода субботы оркестранты, построившись у выхода на площадь, терпеливо ждали, когда зажгутся первые звезды - тогда закончится суббота.

Фестиваль проходил целую неделю, и каждый день оркестр выходил на площадь. Но в субботу все было по-другому. Дирижер все объяснил одному из руководителей праздника, Главному военному дирижеру Вооруженных Сил РФ генерал-майору Валерию Халилову. Тот понял и согласился.

Исторический выход на площадь произошел в «моцей шабат», то есть, на исходе субботы. Точно в тот момент, когда стало можно.

- Мы нашу очередь пропустили дважды. Ждали появления первой звезды, счет времени шел буквально на секунды.

Только-только закатилось солнце, проявились на сумеречном небе первые звезды, и они вышли четким шагом на площадь.

Вообще-то, за границей подобные мероприятия – фестивали, конкурсы, концерты, как правило, проходят в субботу и воскресенье. Поэтому израильтянам, отправляясь на них  представлять свою страну, надо всегда как-то уметь славировать, чтобы и участие принять вровень со всем миром, и не потерять при этом свое национальное лицо. У оркестра армии обороны Израиля в Москве это получилось блестяще!

 

Дирижер, молодой со спины

 

«…давая всем пример,

На плац всегда подтянутый выходит офицер.

Оркестр и он стоят лицом к лицу,

И музыка военная играет на плацу».

                                        (Ф.ЛАУБЕ)

 

 

«Михаэл, знаете ли Вы такую советскую песню о военном дирижере? Застали?»

Нет, такой песни он не слышал, не застал он эту песню… Застал песню «зачем вы, девочки, красивых любите?», но помнит только последние слова: «одни страдания от той любви»… Это, говорит он, о том, какая «сладкая каторга» - профессиональная музыка, а еще о том, как статны и красивы военные музыканты и как они нравятся девушкам. Тему эту в нашем разговоре мы тоже затронули.

Одна  интересная дама сказала мне с восторгом: «Обожаю музыкантов! Особенно военных!» Да, военный музыкант хорош!

Говорят, человек стареет со спины. А у военного дирижера все наоборот. Тот, кто к царю смеет спиной стоять, должен всегда держать эту самую спину прямо и выглядеть молодцом.

Вот дирижер Яаран – вроде бы не самый атлетически сложенный в Израиле человек и лет ему уже не 20. Но посмотрите, как он хорош в строю со своими ребятами; когда он командует оркестром, стоя к нам спиной, его дирижерской работой можно просто залюбоваться,.

А груз лет на спину все равно давит… И подполковник Яаран, столько отдавший армии, в принципе, уже сейчас давно мог бы сидеть дома. Дома – не только после работы, отбившись своей магнитной карточкой в пять вечера, но и вообще дома, пользуясь всеми пенсионными благами. Но эта служба – его любимая профессия. Как без нее? «Это наше удовольствие!» - так он сам говорит. Рядом с этими ребятами и он молодеет. А это большой плюс! В крови всегда адреналин.

Вот, как интересно: обычный человек, говорят, стареет со спины, а военный дирижер, наоборот, со спины молодеет.

 

 

 

                Каждый раз, как впервые

 

- Михаэл, Вы сказали, что Ваша служба – это Ваша любимая работа, это удовольствие для Вас и Ваших ребят. А не надоедает ли зачастую играть одно и то же? Можно ли сказать, что каждый день у Вас, как первый раз? Проведем параллель с театрами. В любом оперном театре мира все время идут обязательные «Аида» и «Кармен», или в оперетте «Веселая вдова» и «Сильва». Кстати, в Праге есть оперный театр, где уже на протяжении 40 лет идет «Дон Жуан В.А.Моцарта. Но проходит поколение за поколением, а публика все время идет на них.

 

- Нет, не надоедает нам играть любимую музыку. Так же как и вечному зрителю и слушателю в опере. Есть рутина, это да. Но она есть в любой профессии. Возможно, наша рутина – рутина музыкантов, она более приятная. Я своим ребятам говорю: вот какая наша профессия-служба особенная! Мы выезжаем на церемонию. На ней по протоколу играется все то же самое, что играем мы обычно. Для нас это рутина. Но люди, которые приходят на нее – они зачастую другие! Для них это, может быть, в первый раз, а потому памятно. Как на обручении. Оркестр что играет? «Свадебный марш» Ф.Мендельсона! В десятый, двадцатый, сотый раз. Но для молодой пары это может быть раз в жизни. Это рутина, да. Но и ее надо делать отлично и уникально, как будто это впервые. Две тысячи человек, которые приходят на торжество, будь то присяга сыновей возле Стены Плача или какой-то государственный праздник, они, бывает, видят это раз в жизни, и мы обязаны стараться. Бывает, иногда рутина затягивает и побеждает, и тогда я злюсь..

 

 

                  Музыка учит доброте

 

- А вообще, Вы какой человек? Сердиться умеете? Вы человек военный и должны быть строгим.

 

Я – нет, не умею сердиться (отвечает на этот вопрос сразу, не думая). - Я вообще считаю, и не знаю, плюс ли это в характере человека, нельзя заниматься музыкой, работать в искусстве и быть злым. Музыка – это материя такая… чувственная, нежная. Она рождается только в добром сердце, и только доброе сердце способно ее по-настоящему понять. Хотя и пробудить душу к раскаянию – тоже задача музыки. Я не могу из музыканта что-то хорошее вытянуть из-под палки, окриком, принуждая его, заставляя. Правда, военный барабан как раз для этого – он призван способствовать палочной дисциплине, ритмичная музыка в армии - для муштры.

 

 

- И не только для муштры. Труба и барабан (у римлян и у греков – рог) зовут в атаку! Вот в чем парадокс военной музыки, наполненной и грозными чертами, и лирикой. Военный музыкант – солдат, но он человек, со своей душой, и в глубине этой души он против войны, как и любой солдат. Ведь кто самый мирный человек? Солдат! Его сердце тянется к красивым нотам.

 Михаэл, как бы Вы расшифровали нам, что такое военные духовой оркестр? Для чего армии нужен оркестр?

 

- Как-то позвонил мне один товарищ из специального учебного заведения, где учатся все наши высокие начальники. Попросил сделать музыкальный вечер. И мы сделали им вечер военного марша, где средствами музыки и в виде своеобразной лекции рассказали историю марша. Подготовили очень интересную программу на час. Военный марш, как особая музыка, зовущая солдата в поход и в бой. Вся его история. Люди сидели как прикованные, так им было интересно. Вот в ней, в этой программе, и был полный ответ на ваш вопрос.

 

- Музыка вообще, как таковая, непостижимым образом задевает струны души. Разные струны – лирические, романтические, ностальгические. Их много, этих таких разных струн. В мужчине, наверное, от природы заложено  восприятие боевого ритма, отклик на него. Чем, на Ваш взгляд, военная музыка отличается от любой другой?

 

-Военная музыка отличается от любой другой музыки прежде всего тем, что это так называемая «пляц-мьюзик», полевая музыка. Все указания военного дирижера должны отдаваться четко, как и приказы солдатам. Сама музыка призвана внести четкость в армию, и приказы музыкантам отдаются тоже четко. Ритм военного марша – это ритм наступательный. Не для бегства же с поля боя под музыку существует военный марш, под музыку не отступают, а наступают. …

 

 

        Зико Грациани—легенда израильской культуры

 

Главный дирижер оркестра Армии обороны Израиля подполковник Михаэл Яаран – ученик и преемник выдающегося Зико Грациани, прежнего главного дирижера израильской армии, композитора и прекрасного аранжировщика. 20 лет он был его заместителем.

Грациани – необыкновенная, даже легендарная личность. Сын болгарского еврейского лавочника, с душой, устремленной не к полкам с бакалейными товарами, а к музыке. В 1952 году начинает служить в ансамбле ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля). Пробует себя как аранжировщик. В то время не было оркестровок национальной музыки, и Зико становится одним из первых аранжировщиков для духового оркестра, перекладывая популярные израильские песни. С 1962 года Грациани был назначен художественным руководителем и главным дирижером оркестра Армии обороны Израиля, и на этом посту он пробыл до самой своей смерти в 2003 году, имея  воинское звание  полковник. Зико Грациани дирижировал оркестром на церемониях государственной важности. Одним из наиболее значительных событий в жизни самого дирижера и его коллектива был приезд в Израиль президента Египта Анвара Садата. Тогда казалось всем, что вот-вот наступит мир на Ближнем Востоке……

. То же и Яаран «Я у Грациани научился всему». Наверное, и устремленности вверх, к высшим идеалам, тоже.

Золотая дирижерская палочка Грациани бережно хранится в оркестре.

 

 

                       Когда говорят музы

 

Нашумевший, так понравившийся всем фестиваль военных оркестров в Хайфе, посвящённый 60 –летию государства Израиль. Это его идея, дирижера Яарана, и организовать такое зрелище было очень непросто. Приехали военные оркестры десяти стран-участниц. Логистика была очень сложная.

Выстроились  в виде Звезды Давида музыканты всех стран, приехавшие сюда. Из Москвы прибыл государственный военный оркестр во главе с самим начальником и художественным руководителем  центрального военного оркестра Министерства обороны РФ полковником А. Колотушкиным.  Это второй после генерала  В. Халилова в музыкальной военной иерархии России человек.

Хотелось, чтобы это прошло в Тель-Авиве, в центре страны. Но руководство выбрало северную столицу, город  Хайфу, а руководству всегда видней. Это армия,  с командирами не спорят.

Стадион был полон! Зрелище незабываемое. Каждый оркестр показывал небольшое представление. Военные решили добавить к своей музыке элементы милитари-шоу. Словом, когда говорят военные музы, да и вообще музы, всем другим видам вооружений лучше бы помолчать.

На этой ноте… На этой мирной ноте хотелось бы и закончить наш рассказ об оркестре Армии обороны Израиля и его главном дирижере подполковнике Михаэле Яаране.



Создан 25 фев 2011



  Комментарии       
Всего 1, последний 6 лет назад
Vadim 03 мар 2011 ответить
otlizno
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником